Понемногу о разном

К 200-летию императора Александра II (1818–1881)
 
Августейший визит
 
Пребывание цесаревича Александра Николаевича,
будущего Царя-Освободителя Александра II,
в городе Алексине в 1837 г.

29 апреля 2018 года исполнилось 200 лет со дня рождения выдающегося реформатора императора Александра II. Летом 1837 г. девятнадцатилетний Александр Николаевич побывал в Тульско-Калужском крае в статусе наследника Российского престола. С именем цесаревича связаны памятные страницы в летописи города Алексина, Успенского собора, а также в истории дома и семьи алексинского I гильдии купца и фабриканта, потомственного почетного гражданина Ивана Федоровича Маслова (1778 – 1840-е). Сведения об алексинских фрагментах в биографии Александра II остались в официальной печати, частной переписке, документах, исторических публикациях, мемуарах.

В 1837 г. цесаревич Александр Николаевич по воле своего отца императора Николая I совершил большое путешествие по России, проехав более 14 тысяч верст и посетив 29 губерний. Этот официальный вояж являлся важной частью подготовки великого князя к его будущей государственной деятельности.

Из Петербурга наследник и его многочисленная походная свита выехали 2 мая. Кавалькада из 11 экипажей при 37 лошадях растянулась почти на полверсты. Спутниками цесаревича стали его наставники-воспитатели, учителя, адъютанты, высокородные товарищи — молодые офицеры гвардейских полков, лейб-врач, камердинеры, фельдъегери. Его Высочество сопровождали генерал-адъютант А.А. Кавелин; действительные статские советники В.А. Жуковский и К.И. Арсеньев; полковники: флигель-адъютант С.А. Юрьевич и В.И. Назимов; лейб-хирург Енохин; подпоручик граф И.М. Виельгорский; прапорщики А.В. Паткуль и А.В. Адлерберг.

Путешественники ехали быстро. Путь многоэкипажного конного поезда из Тулы в Калугу (110 верст) лежал по Калужскому почтовому тракту с остановкой в Алексине и занял всего шесть часов. 11 июля, в воскресенье, в 9.30 цесаревич и свита, отстояв Божественную Литургию, покинули Тулу. В Алексинском уезде Тульской губернии проехали село Варфоломеево с почтовой станцией (25 верст от Тулы), села Алешню и Новый Павшин, Стрелецкую пригородную слободу с почтовой станцией. Пребывание в Алексине, который находился в 52 верстах от Тулы и 58 верстах от Калуги, было крайне насыщенно и составило немногим более 1 часа — с 12.00 до 13.10. Далее последовали переправа через Оку и 25 верст пути по Тарусскому уезду Калужской губернии, где путешественники проехали деревни Сьяново, Среднево, Никольское, село Ферзиково с почтовой станцией, лежавшее близ границы с Калужским уездом. В Калугу прибыли в 17.00. Алексинский уезд выставил на две почтовые станции 140 лошадей. Сбор пожертвований от дворян уезда составил 2017 руб. 32 коп. — деньги по тем временам не малые.

Историк, статистик и географ К.И. Арсеньев подготовил к путешествию путеводитель «Указание важнейших примечательностей…» В статье «От Тулы до Алексина» великий князь Александр Николаевич мог прочитать: «…жители  Алексинского уезда, кроме хлебопашества, занимаются с прибытками рыбною ловлею и судоходством на Оке…»[1, с. 103]. Далее следовала историческая справка об Алексине и сообщались сведения экономического характера: «В городе пристань на Оке, фабрика полотняная и 5 заводов незначительных; купеческих капиталов 42, из коих один 1-й, и один же 2-й гильдии»[1, с. 104].

Поведение цесаревича во время путешествия было глубоко религиозным. Согласно «Общей инструкции», которую для сына составил собственноручно Николай I, наследник должен был демонстрировать подданным приверженность к православной вере, по прибытии в города посещать в первую очередь соборы и монастыри. Предписание императора исполнялось неукоснительно. Настоятель Алексинского Успенского собора протоиерей Михаил Казанский писал: «1837-го года июля 11-го дня Его Императорское Высочество Государь Наследник Всероссийского Императорского Престола Цесаревич, ныне благополучно царствующий Государь Император Александр II-й удостоил посещением Своим г. Алексин, и, въехавши чрез заставу в город, прямо изволил прибыть в Собор, где протоиереем онаго с братиею был встречен при собрании уездных чиновников и граждан и при колокольном во всех церквах звоне. Приложась на паперти ко Кресту и приняв окропление Святою водою, Государь Наследник вступил в храм и, выслушав краткое молебное пение и приложась паки ко Кресту, изволил отправиться в назначенную в доме купца и фабриканта Маслова квартиру, а из оной по перемене лошадей, и совсем из города в дальнейший путь по Калужскому тракту. По отъезде Его Высочества совершено Соборное по Чиноположению о благополучном путешествии Его Высочества с коленопреклонением молебствие в том же Соборе. В раздачу бедным гражданам Августейший Посетитель всемилостивейше пожаловал 500 руб. господину городничему Жилину»[2].

Документальный рассказ протоиерея Михаила Казанского дополняет публикация историка М.Т. Яблочкова, которая содержит более подробные материалы о пребывании цесаревича в доме купца И.Ф. Маслова и его встрече с местной элитой: «В г. Алексин Государь Наследник прибыл благополучно 11 июля в 12 часов дня. Он отправился прямо в собор, где был встречен духовенством, предводителем Аксаковым, чиновниками и народом. Отслушав молебствие и осчастливив предводителя приветствием, Цесаревич приказал везти себя на приготовленную квартиру в доме купца Маслова. Здесь был поставлен почетный караул от 18 артиллерийской бригады, которому Он приказал пройти скорым шагом, принял ординарцев и вестовых и взошел в приготовленную квартиру, где кушал чай и завтракал. Предводитель представил Его Императорскому Высочеству дворян и чиновников; городской голова и купечество поднесли Ему хлеб-соль, которую Цесаревич принял благосклонно и расспрашивал о промышленности города и выгодах торговли. Городничему передал 500 рублей для  раздачи бедным города и 15 рублей 53 человекам, поддерживавшим экипаж при спуске на Бухтерме. В десять минут второго часа по полудни Государь Наследник оставил город Алексин… и при прощанье с предводителем изъявил ему желание видеть его в Туле 14 августа»[3].

Обратим внимание, и протоиерей М. Казанский, и историк М.Т. Яблочков включили в свои тексты фрагменты о проявленных великим князем в Алексине сострадании нуждающимся и благотворительности.

Интересно, что в Алексине Александр Николаевич получил письмо от Николая I, отправленное императором из Александрии 8 июля 1837 г.[4].

Составной частью путешествия цесаревича по России были торжественные приемы, народные гуляния, пышные балы. Большой интерес для алексинского краеведения представляют сведения из мемуаров и частной переписки о бале в Туле, который был дан в честь наследника дворянством и купечеством 9 июля. На бале присутствовали алексинский купец И.Ф. Маслов и его дочь Елизавета, которая смогла обратить на себя внимание цесаревича и произвести неизгладимое впечатление на всех присутствовавших.

Наставник великого князя знаменитый поэт-романтик Василий Андреевич Жуковский в своем дневнике об Алексине и Елизавете Масловой отозвался так: «Бедный город с большим домом купца Плахова (верно Маслова. — Т.  Л.), которого дочь блистала на тульском бале»[5] .

Флигель-адъютант Семен Алексеевич Юрьевич в дорожном письме к жене 10 июля 1837 г. отметил: «…в Туле, как и везде, нас угощали балом. Бал хоть куда, несмотря на казенную залу в здании губернских присутственных мест. М-м Зурова, бывшая графиня Стройновская, была хозяйкой и украшением бала… <…> Других примечательных лиц не назову; ибо их не было, кроме разве девицы Дуровой, с которой также танцовал Великий Князь, да разве по богатству дочери купца Маслова с большими бриллиантовыми камнями на шее и на голове»[6].

Интересные сведения о И.Ф. Маслове и его дочери Елизавете оставил барон Андрей Иванович Дельвиг, который в 1836–1837 гг. в чине инженера-поручика принимал участие в создании гидротехнических сооружений нового Тульского оружейного завода, проводил гидротехнические изыскания на реке Упе. Дельвиг вспоминал: «В Туле не в одной… семье искали меня в женихи и, между прочим, очень богатый купец Маслов, человек хорошо образованный, имевший одну дочь, наследницу всего его имения, вышедшую впоследствии замуж за Константина Егоровича Бенардаки, говаривал Шуберскому: “Вы видите, сколько гвардейских полковников ездят в Тулу, чтобы свататься за мою дочь, но я ее не отдам за людей мне неизвестных; а чтобы посвататься барону Дельвигу, которого я уважаю”. Мне, при окончании дел по Ивановскому каналу, часто приходилось пользоваться советами этого умного тульского старожила. К дочери его я не посватался, а доставил ей случать танцевать напротив Наследника.

В одном из полков, присланных в Тулу на работы, состоял штабс-капитан Григорий Федорович Гогель (впоследствии генерал-адъютант, генерал-от-инфантерии и управляющий Царскосельским дворцовым правлением), переведенный из гвардии за то, что был секундантом на чьей-то дуэли. Я его видел в Петербурге у его двоюродного брата Ивана Ивановича Гогеля, женатого на моей внучатой сестре Есаковой, умершаго начальником штаба на Кавказе. Мы продолжили наше знакомство в Туле. На балу, который давали в Туле в честь Наследника, он выбрал Гогеля своим постоянным визави для французских кадрилей, и я просил последняго ангажировать Маслову на одну из кадрилей. Ее хорошенькое лицо и богатый наряд обратили на нее внимание Наследника, чем она и отец ея были очень польщены»[7]. Напомним, через день после бала, 11 июля, великий князь Александр Николаевич побывал с официальным визитом в городской усадьбе И.Ф. Маслова в Алексине.

В.А. Жуковский назвал путешествие цесаревича «Венчанием с Россией». Приезд будущего носителя высшей верховной власти в провинциальный Алексин являлся значимым событием в истории города. Дом И.Ф. Маслова, в котором будущему императору и его свите был оказан горячий прием, являлся самым большим, богатым и красивым зданием Алексина. Этот дом, построенный в стиле классицизма, располагался на главной улице города Первой Перспективной. Ныне это здание Алексинского художественно-краеведческого музея и Алексинского районного Дома культуры — памятник архитектуры, объект исторического и культурного наследия федерального значения (ул. Советская, 38). 

Источники

  1. Указание важнейших примечательностей по пути Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича. СПб., 1837. С. 103, 104.
  2. [Казанский М., протоиерей]. Ответы, составленные города Алексина Успенского собора протоиереем Михаилом Казанским на вопросы для собирания материалов Историко-статистического описания Тульской епархии, [1850-е гг.] // Государственный архив Тульской области (ГАТО). Ф. 1 (Тульская губернская ученая архивная комиссия). Оп. 1. Д. 460. Л. 41–41 об.
  3. Яблочков М.Т. Дворянское сословие Тульской губернии (Т. 2). Посещение города Тулы и проезды чрез Тульскую губернию Государей и Особ Императорского Дома // Памятная книжка Тульской губернии на 1900 год. Тула, 1900. Отдел V. С. 118–119.
  4. Николай I. <Письма великому князю Александру Николаевичу> // Николай I: pro et contra. Издательство: РХГА, 2011. С. 91–92.
  5. Жуковский В.А. [Дневники], 1837 // Жуковский В.А. Полн. собр. соч. и писем : в 20 т. М., 2004. Т. 14. С. 66.
  6. [Юрьевич С.А.]. Дорожные письма С.А. Юрьевича во время путешествия по России Наследника Цесаревича Александра Николаевича в 1837 году // Русский архив. М., 1887. № 5. С. 60.
  7. Дельвиг А.И., барон. Мои воспоминания : в 4 т. М., 1912. Т. 1. С. 235. Автор благодарит за предоставленную информацию об источнике Павла Афанасьева.
Т.Ф. Липницкая,
   научный сотрудник АХКМ

 

Вятичское височное кольцо,

как элемент древнерусского ювелирного убора.

 

Картина развития древнерусского ювелирного убора в определённой мере  остаётся гипотетической. В IX веке восточные славяне носили очень простые литые или проволочные украшения: височные кольца, гривны. Этот убор нельзя назвать в прямом смысле слова ювелирным, он скорее просто металлический. В небогатых и не многочисленных кладах этого времени мы видим полное господство народных традиций, которые, судя по погребениям простого населения, сохраняются до XII-XIII веков.

Одним из изученных в Алексинском районе славянских городищ является Сеневское, т.к. здесь проводилась не только археологическая разведка,  но и систематические раскопки комплексной научно-исследовательской экспедицией историко-краеведческого музея и института археологии АН СССР в полевые сезоны 1979-1980 гг.

В результате работы экспедиции «Сенево-79» под руководством А.С. Попова, было вскрыто 150 квадратных метров площади городища и найдено более 200  археологических источников (орудия труда, предметы быта, остатки строений, оружие). Среди них было найдено и семилопастное височное кольцо. Как пишет в газете «Знамя Ильича» от 17 августа 1979 г. научный сотрудник института археологии АН СССР, участник экспедиции А. Фролов: «…с каждым ударом лопаты открывались интереснейшие находки. Вот на черном фоне земли ярко вспыхнули и заискрись  лучах солнца две бусины из полудрагоценного камня сердолика, а рядом тускло поблёскивало семилопастное височное кольцо».  Такие украшения были характерны для славянского племени вятичей, населявших Сеневское городище в XII-XIII веках. Сейчас эти археологические находки выставлены в залах исторического отдела Алексинского художественно-краеведческого музея.

Славянские женщины подвешивали височные кольца к головному убору – девичьему венчику, повою замужней –  на лентах или ремешках (рис.1),  красиво обрамлявшему лицо. Иногда кольца вплетали в волосы, или  в искусственную косу (рис.2). Для вятичей характерны были височные кольца  с расширяющимися секировидными лопастями, поэтому археологи их называют «вятичскими».

На изготовление височных колец, местные ювелиры, работавшие в основном на привозном сырье, употребляли в основном бронзу, реже  серебро.

Височные кольца менялись,  как менялся наряд женщины в зависимости от того, к какой возрастной группе она в данный момент принадлежала. Девочки-подростки, ещё не вошедшие в возраст невест,  совсем не носили височных колец, или, в крайнем случае, носили самые простенькие, согнутые из проволоки.

Душки-невесты и молодые замужние женщины, нуждались в усиленной защите от злых сил, ведь они должны были беречь не только себя, но и будущих младенцев – надежды народа. Поэтому их височные кольца особенно нарядны и многочисленны. Пожилые женщины, переставшие рожать детей,  постепенно отказывались от богато украшенных височных колец, передавая их своим дочерям, вновь меняя  на очень простые, почти такие же  как и у маленьких девочек.

Итак, всё,  что мы называем теперь «украшениями» или даже «безделушками», в древности имело религиозный, магический смысл. Украшение  в те далёкие времена надевалось не только «для красоты»,  сколько в качестве амулета, священного талисмана – по-русски  «оберега».

Зав. отделом истории МБУК АХКМ Татьяна Городничева.

 

ПАМЯТНИК ПРИРОДЫ «АЛЕКСИН-БОР»

 

«Солнышко тихо над бором встает

Бор, торжествуя, встречает восход,

Сосны могучие,

Стоя над кручею,

Смотрятся в зеркало вод…»

Ф.А. Ушаткин. «Окские мелодии»

Одна из главных достопримечательностей земли алексинской — вековой  сосновый бор, который слывет «жемчужиной тульских лесов». Занимая надпойменные террасы правого берега Оки, Алексин-бор раскинулся на площади около 400 гектаров,тянется по окской долине зеленой полосой, местами подходя к реке вплотную.Возрастсосен-ветеранов— от 120 до 150 лет, высота достигает 40 м, при диаметре ствола около метра.

Решением Тульского облисполкома от 20 мая 1977 г. уникальный сосновый массив, расположенный в пределах городской черты Алексина, объявлен памятником природы местного значения; определены его границы: с севера и запада —пойма р. Оки, с юга — городская застройка, с востока — леса Гослесфонда Алексинского лесничества.По уточненным сведениям 2013 г., общая площадьпамятника — около 363 га (362.8079 кв. м).

Верхний ярус бора состоит из сосны (89,4 %) с примесью лиственных пород: березы (3,5 %), осины (4 %), липы и дуба (ок. 1%), ольхи черной и серой (ок. 2 %).В подлеске —  ирга, орешник, жимолость, можжевельник, бересклет, крушина, шиповник.Травянойпокров многообразен: наряду с северными видами, встречаются представители степной флоры. На опушке бора, выходящей к Оке, растут ива, осокорь, рябина, черемуха.По заключению специалистов, проводивших натурное обследование насаждений бора, «преобладание сосны, сохранившейся в условиях сложных антропогенных влияний, позволяет считать лесной фонд Алексин-бора особенно ценным, отвечающим назначению лесопарковых рекреационных лесов». Животный мир Алексин-бора также многообразен: 15 видов млекопитающих, 48 видов птиц, 4 вида рептилий, 3 вида земноводных.

Эстетическое и оздоровительное значение этого природного ландшафта трудно переоценить. Не случайно с конца XIX в. алексинский бор с его целебным воздухом стал местом дачного отдыха, о чем писали тульские газеты: «Наградил Бог Тулу близостью прекрасного дачного места — Алексин-бора. Щедрой рукой наделил Господь природными данными это место. И великолепный сосновый бор, и отличные луга, прекрасная ключевая вода, и река Ока. Очаровательный пейзаж. Одним словом, Алексин-бор мог бы спорить с лучшими климатическими местами не только России, но и Европы».

Полюбилось это место гостям из столицы: начиная с 1904 г., на протяжении двух  десятилетий, сюда выезжали на лето актеры и студийцы Московского Малого театра — Алексин стал «на редкость театральным городом». Тогда же Алексин-бор былпризнан, как место оздоровления и лечения: более тридцати лет здесь практиковал блестящий столичный хирург, профессор Императорского университета,В.Ф. Снегирев.На окраине бора он организовал лечебные учреждения, где успешно оперировал со своими студентами. Маститый ученый на практике доказал целебность местного климата для больных легочными болезнями и малокровием, отмечал его исключительность: «я не знаю в средней полосе России такого места, которое могло бы конкурировать с нагорною местностью Алексинского уезда… Лечебное значение климата сказанной местности при легочных заболеваниях имеет даже преимущество перед климатом Крыма»(Письмо профессора В.Ф. Снегирева  председателю Тульской губернской земской управы г-нуРудневу // Тульская молва. 1912. 22 янв. С. 3–4).

Оздоровительное значение сосновых лесов трудно переоценить. Однако, насыщая воздух целебными фитонцидами, сами сосны беззащитны перед губительным воздействием промышленных выбросов. По сравнению с другими древесными породами, сосна очень чувствительна к загрязнению воздуха, к действию ядовитых газов, особенно, двуокиси серы; даже к такой концентрации, которая человеческим обонянием не воспринимается. Установлено, что в сильно загрязненных сосняках происходит изреживание крон деревьев и подлеска, ухудшается процесс возобновления сосны.

Помимо промышленных выбросов, немалый ущерб состоянию сосняков наносит большое количество отдыхающих — вытаптывается травяной покров, оголяются корни деревьев, что ведет к заболеваниям и гибели даже вековых сосен. Бурная деятельность «индустрии отдыха и здоровья» в советские годысказалась на здоровье заповедного места —территория бора оказалась перегруженной пионерлагерями, пансионатами, турбазами, другими оздоровительными учреждениями, что стало одной из причин деградации насаждений. По утверждению лесоводов, естественное возобновление сосны в бору близ города прекратилось.

С середины 1990-х рекреационная нагрузка уменьшилась, снизилось загрязнение атмосферы, но появились иные проблемы. Главная — бездумная деятельность человека. Вековые сосны безжалостно вырубаются, на их месте возводятучреждения, коттеджи, гаражи; территория захламляется бытовыми отходами. Если прежде лесоводам помогали крупные городские предприятия, за которыми закреплялись участки бора, то сегодня памятник природы практически бесхозный, нет ответственных за его благоустройство, что ведет к быстрому разрастанию лиственных пород. Уникальное сосновое урочищеперестает быть бором в чистом виде, и может стать рядовым зеленым массивом.

Чтобы сохранить памятник природы, необходима помощь местных властей, организаций, рядовых алексинцев. Пораприслушаться к мудрым словам тульского литератораВ.Н. Шавырина, взывающеговстать на защиту зеленого друга: «Нет другого такого хвойного леса на тульской земле, как Алексинский сосновый бор. В нем — величавое спокойствие и спокойное величие древности…  Сохрани свой знаменитый бор, Алексин!». Призыв должен быть услышан —алексинцыобязаны осознать, что здоровье нашего «зеленого друга» зависит от всех и каждого. В меру сил и возможностей необходимо сохранять и приумножать сосновые насаждения, дарованные природой, заботиться о каждом отдельном дереве.

На протяжении столетий величие Алексин-бора воспевают мастера слова и кисти, ученые причисляют его к «уникальным лесным массивам страны»: в 1980-е годы он был включен во всесоюзный перечень «лесных памятников».Хочется верить, чторазрешатся экологические проблемы и вековой сосновый бор останется истинным украшением и гордостью Алексина, по-прежнему будет вдохновлять художников, поэтов, музыкантов.

 

О. Назарикова,

зав. отделом природы МБУК «АХКМ»

 

 

В память о Георгиевских Кавалерах

Дню героев Отечества посвящается…..

Во времена Российской империи в нашей стране 9 декабря (26 ноября ст. ст.)  отмечался «День Георгиевских кавалеров». В этот день в 1769 года Указам императрицы Екатерины II был учреждён Военный орден Святого Великомученика Победоносца Георгия. Им награждались офицеры русской армии за боевые заслуги и выслугу лет.
Манифестом императора Александра I от 13 февраля 1807 года для награждения нижних чинов (рядовых и унтер-офицеров) за особые заслуги во время боевых действий был учреждён Знак Военного ордена. Тогда солдатская награда имела только одну степень, а за повторные подвиги кавалеру увеличивали жалование на треть вплоть до двойного. Герои, имевшие двойное жалование, носили Знак отличия Военного ордена с бантом на Георгиевской ленте. С 1856 года введены четыре степени Знака. Награда по-простому именовалась «Георгиевский крест», «Егорий», «Солдатский крест».

День Георгиевских кавалеров существовал в России до октября 1917 года, спустя 90 лет, в 2007 году ее возродили под названием — ДЕНЬ ГЕРОЕВ ОТЕЧЕСТВА, однако о героях тех дореволюционных лет, до сих пор известно немного.

До недавнего времени среди уроженцев Алексинской земли были известны лишь два полных Георгиевских кавалера: АЛЕКСЕЕВ Корней Иванович и ДЕРГАЧЕВ Георгий Иванович. Теперь их число пополнилось благодаря информации, предоставленной в наш музей краеведом Гостюхиным Константином Юрьевичем.

Полные Георгиевские кавалеры

 ЕФАНОВ Савелий Алексеевич  (Тульская губерния, Алексинский Уезд,  Широносовская волость, с. Большое Кишкино —. 2 Сибирский стр. генерал-адъютанта графа Муравьева-Амурского полк, ст. унтер-офицер. За мужество и храбрость, проявленную в боях.

КЛИНКОВ Александр Михайлович  (Тульская губерния, Алексинский уезд, г. Алексин) — 11 пех. Псковского генерал- фельдмаршала князя Кутузова- Смоленского полк, ст. унтер офицер.

КАРНЕЕВ   Тимофей Петрович   (Тульская губерния, Алексинский уезд)   —    11 пех. Псковский генерал- фельдмаршала князя Кутузова- Смоленского полк, пулеметная команда, мл. унтер-офицер. По окончании 2-й Киевской школы прапорщиков произведен в прапорщики приказом по Киевскому ВО № 2043 от 8.10.1916.

Награжденные Георгиевскими крестами III и IV степени:

 ЗОБНИН   Василий Алексеевич   (Тульская губерния, Алексинский уезд, Суходольская вол)   —    227 пех. Епифанский полк, ст. унтер-офицер.

МАРКИН   Егор Кузьмич   (Тульская губерния, Алексинский уезд)   — 1 Сибирский стр. Его Величества полк, ст. унтер-офицер.

АРТАМОНОВ   Максим Максимович   (Тульская губерния, Алексинский уезд)   —    2 Сибирский стр. генерал-адъютанта графа Муравьева-Амурского полк, ст. унтер-офицер.

ДРОНОВ   Михаил Яковлевич   (Тульская губерния, Алексинский уезд, Широносовская волость, д. Сонино)   —   210 пех. Бронницкий полк, 4 рота, ст. унтер-офицер.

ГОЛЫБИН Егор Ефремович (Тульская губерния, Алексинский уезд, Кошкинская волость)

АКСЕНОВ Федор Николаевич (Тульская губерния, Алексинский уезд), унтер офицер

Награжденные Георгиевскими крестами IV степени:

ВОРОНИН Василий Васильевич (Тульская губерния, Алексинский уезд)

САМОШКИН Иван Сысоевич (Тульская губерния, Алексинский уезд)

КАРНОВ Василий Алексеевич (Тульская губерния, Алексинский уезд)

ЛЕОНОВ Алексей Козьмич (Тульская губерния, Алексинский уезд)

АРИЗНОВ Алексей Петрович (Тульская губерния, Алексинский уезд)

ГУБАНОВ Василий Тимофеевич (Тульская губерния, Алексинский уезд, Савинская волость), ст. унтер офицер

ЛЕОНОВ Федор Григорьевич (Тульская губерния, Алексинский уезд, Афанасьевская волость), ефрейтор

СПИРИН Федор Дмитриевич (Тульская губерния, Алексинский уезд, Варфоломеевская волость)

КРИВОВ Дмитрий Никитович (Тульская губерния, Алексинский уезд, Яковлевская волость)

БОБРОВИЦКИЙ Тимофей Леонович (Тульская губерния, Алексинский уезд)

БОЛОВИНЦЕВ Иван Глебович (Тульская губерния, Алексинский уезд, Покровская волость)

БЫЧКОВ Филимон Григорьевич (Тульская губерния, Алексинский уезд)

ПЕТРОВ Артемий Михайлович (Тульская губерния, Алексинский уезд)

ТЕПЛОВ Сергей Николаевич (Тульская губерния, Алексинский уезд)

ЕРМОЛАЕВ Владимир Васильевич (Тульская губерния, Алексинский уезд,  Широносовская волость)

ВЕНИКОВ    Михаил Иванович (Тульская губерния, Алексинский уезд)    —    312 пех. Васильковский полк, ст. унтер-офицер.

ЛУШИН   Григорий Андрианович  (Тульская губерния, Алексинский уезд, Алешинская волость)   —   5 Туркестанский стр. полк, мл. унтер-офицер.

ПИСКАРЕВ   Василий   (Тульская губерния, Алексинский уезд)   — 111 пех. Донской полк, мл. унтер-офицер.

 БУЗИН   Павел   (Тульская губерния, Алексинский уезд)   —   112 пех. Уральский полк, мл. унтер-офицер.

ВАРАКИН   Александр Михайлович   (Тульская губерния, Алексинский уезд, Яковлевская волость, д. Вишенки)   —   17 Сибирский стр. полк, 3 рота, стрелок.

МИРОНОВ   Семен Егорович   (Тульская губерния, Алексинский уезд, Покровская волость, д. Петрищево)   —   17 Сибирский стр. полк, 13 рота, стрелок.

ДРОНОВ   Егор Алексеевич   (Тульская губерния, Алексинский уезд, Варфоломеевская волость, с. Луковицы)   —   17 Сибирский стр. полк,5 рота, стрелок.

САПУНОВ   Сергей Федорович   (Тульская губерния, Алексинский уезд, с. Болытново)   —   Л.гв. Саперный полк, 2 батальон, ст. унтер-офицер.

АКИМОВ   Сильвестр Петрович   (Тульская губерния, Алексинский уезд, Яковлевская волость, с. Подмоклово)   —   Заамурский стрелков. дивизион. (полк), ст. унтер-офицер.

ВЕНИКОВ   Михаил Иванович   (Тульская губерния, Алексинский уезд)   —    312 пех. Васильковский полк, ст. унтер-офицер.

Уважаемые, алексинцы, в этом списке указаны уроженцы нашего края – Полные георгиевские кавалеры, а также награжденные Георгиевскими крестами разных степеней участники  Первой мировой войны, которые известны АХКМ из различных источников.

  Мобилизованных в русскую армию с алексинской земли было много, точное количество награжденных Георгиевскими крестами не известно и любая информация нам интересна. Этот список меняется, пополняется. Поэтому, мы обращаемся к вам с просьбой, если в списке нет ваших родных (или данные не точные), а они были награждены Георгиевским крестом, позвоните в наш музей  (сообщите  фамилию, звание, и др.), для нас это  очень важно!

 Знания о наших земляках — русских Героях — весьма ограничены, но мы надеемся на помощь потомков, которые помогут открыть для истории забытые имена.

Тел: 6-17-41 Городничева Татьяна Владимировна (зав. отделом истории)

Позвоните!!! Назовите фамилию своего деда, прадеда…